Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Любовная фантастика
Показать все книги автора:
 

«Отсчёт», Дженнифер Арментраут

Моей маме, которая была для меня самым большим почитателем и самой большой поддержкой.

Я всегда буду скучать и никогда не забуду тебя.

Глава 1

Кэти

Я снова горела в огне. Это было гораздо хуже, чем когда я мутировала или когда мое лицо обрызгали ониксом. Измененные клетки пульсировали так, словно пытались процарапать себе путь через мою кожу. Возможно, так оно и было. Мне казалось, я сейчас просто взорвусь. Щеки стали влажными.

И вдруг я поняла, что это – слезы.

Слезы боли и ярости – ярости настолько мощной, что она растекалась как кровь в моем горле. Или это действительно была кровь. И я тонула в своей собственной крови.

После того как двери закрылись, мой разум словно заволокло туманом. Прощальные слова Дэймона бились в моем мозгу: Я люблю тебя, Кэт. Всегда любил. Всегда буду любить. Затем раздался какой-то шум, скрежет съезжавшихся створок, и я осталась наедине с Аэрумом.

Я думаю, он попытался поглотить меня.

Все погрузилось во мрак, и я очнулась в этом мире, где было больно дышать. Воспоминания о голосе Дэймона, его словах чуть облегчали пытку. Но потом в памяти всплыла прощальная улыбка Блейка, когда он держал в руках мою подвеску с опалом, которую дал мне Дэймон, – и мой гнев усилился. Я оказалась в западне и не знала, выбрался ли Дэймон вместе с остальными.

Я ничего не знала.

Заставив себя открыть глаза, я заморгала от мерцающего резкого света, направленного прямо на меня. На какой-то момент я точно ослепла. Наконец белая дымка рассеялась, я разглядела над собой белый потолок.

– Отлично, ты пришла в себя.

Несмотря на пульсирующую боль, при звуке незнакомого мужского голоса мое тело словно сгруппировалось. Я попыталась найти Источник, но боль прострелила меня насквозь, скручивая конечности. Я не могла пошевелить шеей, руками и даже ногами. Леденящий ужас наполнил меня: вокруг шеи, запястий и лодыжек был оникс. Охваченная паникой, я задохнулась, вспомнив о синяках, которые Доусон видел на шее Бет. Меня сотрясала дрожь отвращения и страха.

Раздался звук шагов, и в поле моего зрения, закрывая свет, возникло чье-то узкое лицо. Это был зрелый мужчина, лет около пятидесяти – в его темных волосах уже серебрилась седина. Незнакомец был облачен в военную темно-зеленую форму с тремя рядами цветных пуговиц на левой стороне груди и крылатым орлом на правой. Даже моим замутненным болью разумом и в состоянии полного смятения я понимала, что этот тип – кто-то очень важный.

– Как ты себя чувствуешь? – ровным голосом спросил он.

Я медленно моргнула. Он что, серьезно?

– Всё… всё болит, – прохрипела я.

– Это из-за оков, но я думаю, ты в курсе. – Он жестом указал на что-то или кого-то позади меня. – Во время транспортировки пришлось соблюсти некоторые предосторожности.

– Во время транспортировки? – Я уставилась на него, чувствуя, как мое сердце заколотилось еще сильнее. В каком аду я находилась? Была ли я еще на «Маунт-Уэзер»?

– Я сержант Джейсон Дэшер. Я собираюсь освободить тебя, после чего мы с тобой поговорим и ты сможешь осмотреться. Видишь те темные точки на потолке? – спросил он. Я проследила за его взглядом и увидела почти неразличимые пятна. – Это смесь оникса и алмаза. Ты знаешь силу воздействия оникса, и если ты попытаешься бороться с нами, мы пустим его в комнату. Как бы ты ни сопротивлялась, тебе ничего не поможет.

Комната, полная оникса? На «Маунт-Уэзер» нам всего лишь брызнули в лицо, но не поливали бесконечным потоком.

– Ты знаешь, что у алмаза самый высокий коэффициент преломления света? Его воздействие не столь болезненно, как сила оникса, даже в достаточно больших количествах. Однако в сочетании с ониксом алмаз способен истощить Лаксена, лишив его возможности черпать энергию из Источника. На тебя он будет действовать именно так.

Полезная информация.

– Комната защищена ониксом в качестве меры безопасности, – продолжил он, и его темно-карие глаза снова сфокусировались на мне. – На случай, если ты каким-то образом сможешь подключиться к Источнику или напасть на моих людей. Очень опасно иметь дело с гибридами – никогда не знаешь границ их способностей.

Да уж, сейчас я не смогла бы и сидеть без поддержки, не говоря о том, чтобы в одиночку, как ниндзя, напасть на кого-нибудь.

– Все ясно? – Мужчина выжидательно уставился на меня. – Мы не хотим причинить тебе боль, но ты представляешь угрозу, и мы должны уметь нейтрализовать тебя. Ты поняла, Кэти?

Отвечать не хотелось, но еще больше хотелось избавиться от чертова оникса.

– Да.

– Хорошо. – Его улыбка была дежурной, лишенной какого-либо дружелюбия. – Мы не хотим, чтобы тебе было больно. Задача «Дедала» вовсе не в этом. Мы не такие, какими нас пытаются представить. Ты можешь не верить в это сейчас, но мы надеемся, что со временем ты поймешь, кто мы такие. Узнаешь правду о том, кто мы и кто – Лаксены.

– Прямо сейчас очень трудно… в это поверить.

Какое-то время сержант Дэшнер явно обдумывал мои слова, словно взвешивая все «за» и «против», но потом он дотянулся до чего-то, скрытого под столом. Раздался громкий щелчок, оковы сами собой разъединились, освобождая мою шею и лодыжки.

Судорожно вздохнув, я медленно подняла дрожащие руки, ощущая одновременно и онемение, и болезненную чувствительность каждой клеточкой своего тела.

Мужчина положил руку мне на плечо, и я отпрянула от него.

– Я не собираюсь причинять тебе боль, – успокаивающе произнес он, – Просто хочу помочь тебе сесть.

Поскольку тело не очень меня слушалось, возражать я не стала. Пара секунд – и вот я уже сижу, вцепившись в край стола, чтобы сохранить равновесие, пытаюсь отдышаться и поднять голову, которая поникла на моей шее, как вареная лапша. Я даже не могу отбросить назад волосы: закрывая обзор, они повисли перед глазами.

– Возможно, тебя будет немного тошнить. Но это скоро пройдет.

Когда я сумела поднять голову, то увидела еще одного мужчину – невысокого, лысого, в белом лабораторном халате. Он стоял возле черной двери, в ее блестящей поверхности отражалась вся комната. Мужчина держал бумажный стаканчик в одной руке и что-то похожее на аппарат для измерения давления в другой.

Я медленно рассматривала помещение. Комната, заполненная маленькими столиками с инструментами, шкафами, чем-то напоминала кабинет врача. Но в этой к стене были прицеплены черные шланги.

Когда сержант жестом указал ему пройти вперед, мужчина в лабораторном халате подошел к столу и осторожно придержал стаканчик возле моего рта. Я с жадностью сделала глоток. Прохлада успокоила мое ободранное горло, но я пила слишком быстро, поэтому поперхнулась и зашлась в кашле, громком и болезненном.

– Я доктор Рот, один из врачей Базы. – Мужчина отставил стаканчик в сторону и полез в карман халата, вытаскивая стетоскоп. – Я собираюсь просто послушать ваше сердце, хорошо? А после измерю давление.

Я немного вздрогнула, когда он прижал холодную головку стетоскопа к моей коже. Потом приложил ее к спине.

– Вдохните глубоко.

Когда я вдохнула, он повторил просьбу.

– Хорошо. Теперь вытяните руки.

Я повиновалась и тут же заметила красный след вокруг своего запястья. Такой же обнаружился и на другой руке. С трудом сглотнув, я отвернулась, переваривая новую информацию. Но более всего меня поразил взгляд сержанта – в нем не было враждебности, но это были глаза чужака. Я была совершенно одна – с чужими, которые знали, кто я, и они охотились за мной.

Мое артериальное давление, должно быть, зашкаливало: пульс подскочил невероятно, грудь сжало. Когда давление в манжете снизилось, я несколько раз глубоко вдохнула, после чего спросила:

– Где я?

Сержант Дэшер соединил руки за спиной.

– В Неваде.

Я уставилась на него, потом перевела взгляд на стены – полностью белые, если не считать те самые блестящие черные точки.

– В Неваде? Но это же… это же на другом конце страны. Другой часовой пояс.

Тишина.

Затем меня осенило, и у меня вырвался сдавленный смешок.

– Зона 51?

Снова молчание, словно они не могли подтвердить существование такого места. Долбаная Зона 51. Я не знала, смеяться или плакать.

Доктор Рот снял манжету с моей руки.

– Давление немного повышенное, но это объяснимо. Я бы хотел провести более тщательный осмотр.

Картины взятия анализов и других отвратительных вещей взорвали мой мозг.

Я быстро соскользнула со стола, пятясь от мужчин – ноги едва держали меня.

– Нет. Вы не можете сделать этого. Вы не можете…

– Можем, – оборвал меня сержант Дэшер. – Согласно «Патриотическому Акту» мы можем задерживать, перемещать и брать под стражу любого человека или не человека, если он подвергает угрозе национальную безопасность.

– Что? – Я ударилась спиной о стену. – Я не террорист.

– Но ты – угроза, – ответил он. – Мы надеемся изменить это, но, как понимаешь, твое право на свободу было отозвано в тот момент, когда произошла мутация.

Ноги перестали меня слушаться, я соскользнула по стене и осела на пол.

– Я не могу…

Мой мозг отказывался переваривать эту информацию.

– Моя мама…

Сержант промолчал.

Моя мама… о боже, моя мама, должно быть, сходит с ума. Она в панике. Она этого не переживет.

Прижимая ладони ко лбу, я крепко зажмурилась.

– Это неправильно.

– А чем это, по-твоему, могло закончиться? – спросил Дэшер.

Я открыла глаза, дыхание вырывалось короткими рывками.

– Когда ты проникла на территорию государственного учреждения, ты полагала, что твоя жизнь никак не изменится? Последствий не будет? – Он наклонился ко мне. – Или что группа юнцов, чужаков или гибридов сможет забраться так далеко, как вы, без нашего разрешения?

Холод разлился по моему телу. Хороший вопрос. О чем мы думали? Мы подозревали, что это могла быть ловушка. Я практически подготовила себя к этому, но мы не могли не вернуться назад, не могли оставить Бет гнить там. Никто из нас не мог поступить так.

Я уставилась на мужчину.

– Что случилось с… остальными?

– Они сбежали.

Чувство облегчения охватило меня. По крайней мере, Дэймона не поймали. Меня это немного успокаивало.

– Если честно, нам нужно было поймать только одного из вас. Либо тебя, либо того, кто изменил тебя. Заполучив одного, мы выманим другого.

Он сделал паузу.

– Сейчас Дэймон Блэк исчез с нашего радара, но, мы полагаем, ненадолго. Исследования показали, что связь между Лаксеном и тем, кого он или она изменили, довольно сильна, особенно между мужчиной и женщиной. По нашим наблюдениям, вы двое… чрезвычайно близки.

Да уж. Чувство облегчения исчезло, сгорев в ярком пламени, и меня снова обуял страх. Не имело смысла притворяться, что я не понимаю, о чем он говорил, но я никогда не признаюсь в том, что это был Дэймон. Никогда.

– Я знаю, ты напугана и обозлена.

– Да, и то и другое. И сильно.

– Это понятно. Мы не такие плохие, как ты думаешь, Кэти. У нас было полное право убить тебя, когда мы тебя поймали. Мы могли бы схватить и твоих друзей, но не сделали этого. – Он остановился, снова сжимая руки. – Ты увидишь, мы не враги.

Не враги? Они были врагами и представляли собой опасность большую, чем толпа Аэрумов, потому что за их спиной стояло правительство. Потому что они могли выкрадывать людей, отрывая их от всего – от семьи, друзей, отнимать их жизнь, и выходить сухими из воды.

Я была просто в бешенстве.

И по мере того, как я осознавала то, что произошло, моя решимость держать чувства под контролем ослабевала, пока не исчезла совсем. Ледяной ужас пронизал мое тело, превращаясь в панику, создавая опасную смесь эмоций, управляемую адреналином. Инстинкт взял верх – я не была рождена с ним, но он сформировался, когда Дэймон исцелил меня.

Я вскочила на ноги. Ноющие мускулы протестовали, голова закружилась от резкого движения, но я устояла. Доктор отпрянул в сторону и бросился к стене, его лицо побледнело. Сержант даже глазом не моргнул. Он не испугался моей силы.

Призвать Источник должно было быть легче легкого, учитывая неистовые эмоции, бушевавшие внутри меня, но не чувствовалось напряжения, какое бывает, когда балансируешь на вершине высокой горы, или привычного ощущения статического электричества на коже.

Не было ничего.

Сквозь туман ужаса и паники, в котором потерялись мои мысли, я все же сумела вспомнить, что не могу использовать Источник, находясь здесь.

– Доктор? – произнес сержант.

Мне нужно было оружие, и я бросилась мимо него к столу с инструментами, хотя и не представляла, что стану делать, если даже сумею выбраться из этой комнаты. И дверь, скорее всего, была заблокирована. Времени рассуждать не было – мне просто было нужно выбраться отсюда. Сейчас.

Но прежде чем я успела дотянуться до подноса, доктор хлопнул рукой по стене. Последовал жуткий, хорошо знакомый звук выпускаемого из небольших отверстий потока. Никаких предупреждений. Никакого запаха. Никакого изменения в состоянии воздуха.

Но те самые точки на стенах и на потолке выпустили защитный оникс, и сбежать от него было некуда. Ужас затопил меня. Вдох, который я сделала, резанул раскаленной болью, охватившей кожу головы и растекшейся вниз по всему телу. Меня словно облили бензином и подожгли. Ноги подкосились, и я грохнулась коленями о кафельный пол. Наполненный ониксом воздух раздирал мне горло и обжигал легкие.

Я свернулась в клубок, пальцы впивались в пол, а рот открылся в беззвучном крике.

Тело свело неудержимой судорогой, когда оникс проник в каждую клеточку тела. Этому не было конца. Не было никакой надежды, что Дэймон поможет погасить огонь, и я снова и снова мысленно выкрикивала его имя, но ответа не было.

Не было и не будет ничего, кроме боли…

Дэймон

Тридцать один час, сорок две минуты и двадцать секунд прошло с тех пор, как двери закрылись, отрезав меня от Кэти. Тридцать один час, сорок две минуты и десять секунд с тех пор, как я видел ее в последний раз. Уже тридцать один час и сорок одна минута Кэти находилась в лапах «Дедала».

Каждая секунда, каждая минута и каждый прошедший час сводили меня с ума.

Они заперли меня в крохотной хибаре, по сути тюремной камере, меблированной так, чтобы вывести из себя любого Лаксена, но это не остановило меня. Я разнес эту дверь и отправил охраняющего меня Лаксена в другую чертову галактику. Горечь и гнев поднимались внутри, наполняя меня кислотой, пока я набирал скорость, оставляя позади скопление домишек и направляясь прямо к деревьям, окружавшим поселок Лаксенов, надежно укрытый в горах Сенека. Когда я находился примерно на полпути туда, то заметил замелькавшие впереди размытые пятна вспышек света.

Они намеревались остановить меня? Ну нет, не выйдет.

Я остановился, яркость света усилилась, а потом световой поток завихрился и принял форму человека. Мощь свечения этого Лаксена была такой яркой, что освещала темные деревья вокруг нас.

Мы только стараемся защитить тебя, Дэймон.

Так же считали и Доусон, и Мэтью, когда вырубили меня на ««Маунт-Уэзер»» и потом заперли, чтобы защитить. У меня к этим двум особый счет

Мы не хотим причинять тебе боль.

– Неужели. – Я хрустнул шеей. Позади меня собралось еще несколько Лаксенов. – Мне-то это точно не составит труда.

Лаксен передо мной протянул ко мне руки.

Так не должно быть.

Другого способа не оставалось. Позволить своей человеческой форме исчезнуть было так же просто, как сбросить слишком узкую одежду. Красноватая тень растеклась по траве, как кровь.

Давайте покончим с этим.

Никто из них не колебался, так же как и я.

Лаксен бросился вперед, оставляя за собой полосу света. Я проскользнул под его рукой, возникнув позади. Поймав его за руки, ударил ногой по согнутой спине. Однако место поверженного соперника сразу занял другой.

Метнувшись в сторону, я уложил еще одного, несущегося на меня, затем пригнулся, едва избежав адресованного мне удара ноги. Я был только рад сойтись в рукопашной. С каждым ударом, пинком я выплескивал всю свою ярость и разочарование, прорываясь еще через троих Лаксенов.

Импульс света прорезал тени, нацеливаясь прямо в меня. Я бросился на землю. Грязь взлетела к небу, когда взрывная волна подхватила еще одного нападавшего, швырнув его вверх. Я вскочил, схватив его, когда интенсивный яркий свет обрушился на меня, на краткий миг превратив ночь в день. Я развернулся, метнув соперника от себя, как диск.

Со звонким хлопком он влетел в дерево и ударился о землю, но быстро вскочил на ноги и снова помчался ко мне – белое сияние синими всполохами тянулось позади него, словно хвост от кометы.

Бросив в меня мощный шар энергии, он издал нечеловеческий боевой рев.

О! Значит, он хочет такой игры?

Я отклонился в сторону, снаряд пролетел мимо. Соединяясь с Источником, я распрямился, позволяя силе наполнить меня. Топнув ногой, я создал воронку, и новая волна энергии выбила Лаксена из равновесия. Выбросив руку вперед, я отпустил Источник, который отлетел от моей кисти, словно ядро, ударив соперника прямо в грудь.

Он рухнул, живой, но полный бешенства.

– И что же ты делаешь, Дэймон? – раздался негромкий голос, и я обернулся.

Итан Смит, наш Старейшина, в своем человеческом обличье стоял в нескольких метрах поодаль среди распростертых на земле тел. Мое тело сотрясалось от нерастраченной энергии.

Зачем они попытались остановить меня. Никто из вас не должен был вставать на моем пути.

Итан сложил руки на груди.

– Ты не должен был рисковать своим – нашим – сообществом ради человеческой девчонки.

Похоже, я все же пристрелю его, и ждать уже недолго.

Она не та, кого я намерен обсуждать с тобой.

– Ты один из нас, Дэймон. – Он сделал шаг вперед. – Тебе нужно остаться с нами. Идти на поводу только человеческих желаний…

Я выбросил вперед руку, схватив за шею подкрадывавшегося ко мне Лаксена. Теперь мы оба вернулись в человеческое обличье. Его глаза потемнели от ужаса.

– Правда? – прорычал я.

– Дерьмо, – пробормотал он.

Подняв его в воздух, я так шмякнул тупого сукиного сына о землю, что камни взлетели в воздух. Выпрямившись, я снова повернулся к Итану.

Старейшина побледнел.

– Ты сражаешься против своих, Дэймон. Это непростительно.

– Я и не прошу вашего прощения. Мне не нужно это дерьмо.

– Тебя изгонят из нашей общины, – пригрозил он.

– Знаете что. – Я отвернулся, приглядывая за лежавшим на земле Лаксеном, который уже пришел в себя. – Мне плевать.

Спокойное, почти понимающее выражение его лица сменилось неприкрытым гневом.

– Думаешь, я не знаю, что ты сделал с той девушкой? И что твой брат сделал с другой? Вы оба виноваты в этом. Вот почему мы держимся от них подальше. Люди создают одни проблемы. Стоит только приблизиться к ним – жди неприятностей. Нам это не нужно, Дэймон. Ты многим рискуешь ради людей.

– Это их планета, – произнес я, сам пораженными собственными словами, но это было правдой. Прежде то же самое сказала мне Кэт, и теперь я повторил ее слова. – Мы здесь гости, дружище.

Глаза Итана сузились.

– На данный момент.

Выслушав эти слова, я напрягся. В них прозвучало предупреждение. Только полный дурак не понял бы этого. Но сейчас единственным, о чем я мог думать, была Кэти.

– Не пытайтесь преследовать меня.

– Дэймон…

– Я серьезно, Итан, если ты или кто-нибудь еще раз пойдет за мной, я никого не пощажу.

Старейшина усмехнулся.

– Неужели она действительно того стоит?

Холодок пробежал по моему позвоночнику. Лишившись поддержки сообщества Лаксенов, я останусь сам по себе, меня не примет ни одна из наших колоний.

Информация распространится мгновенно, а Итан позаботится об этом. Но я не сомневался ни минуты.

– Да, – проговорил я. – Она стоит всего.

Итан сделал резкий вдох.

– Ну что же. Так тому и быть.

Повернувшись, я бросился в лес по направлению к своему дому. Мой мозг лихорадочно работал. У меня не было особого плана. Ничего конкретного, но я знал, что мне понадобится: деньги, машина. Бежать всю дорогу до «Маунт-Уэзер» – не вариант. Возвращение домой тоже простым не будет, потому что Ди и Доусон будут там – и они попытаются остановить меня.

Хотел бы я посмотреть, как это у них получится.

Но когда я достиг вершины скалистого холма и набрал скорость, слова, брошенные Итаном, холодным душем обрушились на меня.

Вы оба виноваты в этом.

Неужели это так? Ответ был прост и очевиден. Мы с Доусоном оба подвергли девушек опасности просто потому, что они нам понравились. Никто из нас не планировал причинить им боль или, исцелив, превратить в кого-то, кто уже не человек, но еще не Лаксен. Но мы знали о риске.

И больше всех о риске знал я.

Вот почему вначале я отталкивал Кэти, делал все возможное, чтобы держать ее подальше от Ди и себя. И не только из-за того, что произошло с Доусоном, но еще и потому, что опасность была слишком велика. А потом я просто втащил ее в наш мир. Взял ее за руку и сам стал ее проводником. И вот к чему все это привело.

Так не должно было случиться.

Если дела на «Маунт-Уэзер» пошли бы плохо, поймать должны были только меня. Не Кэт. Только не ее.

Выругавшись, я споткнулся и приземлился на освещенный серебристым лунным светом пятачок земли за несколько секунд до того, как лес закончился. Так что мне все равно пора было снизить скорость.

Мои глаза сразу устремились к дому Кэт, и мою грудь сдавило. Дом был темей и тих, как он стоял годы до ее приезда сюда. Пустой безжизненный остов.