Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Любовные детективы
Показать все книги автора:
 

«Жду тебя», Дженнифер Арментраут

Посвящаю тем, кто читает эту книгу прямо сейчас. Без вас у меня ничего не получилось бы. Вы – замечательные, друзья мои.

Глава 1

Больше всего в жизни я боялась двух вещей. Я панически боялась проснуться среди ночи и увидеть перед собой полупрозрачную фигуру призрака. Умом я понимала, что такое вряд ли случится, но стоило подумать об этом, как становилось не по себе. А еще я всегда боялась опоздать на занятия.

Я ненавижу опаздывать.

Терпеть не могу, когда все оборачиваются и смотрят, как ты влетаешь в класс через минуту после начала урока.

Вот почему весь уик-энд я колдовала над картами Гугл, прокладывая маршрут от своей квартиры в Юниверсити Хайтс до парковки для тех, кто живет не на кампусе. И в воскресенье даже съездила туда два раза, чтобы убедиться, что Гугл меня не обманывает.

Расстояние составило чуть больше полутора километров.

Пять минут на машине.

Я выехала из дома на пятнадцать минут раньше, чтобы приехать ровно в девять, за десять минут до начала лекции.

Но я не учла полуторакилометровую пробку перед светофором в исторической части города и «аншлага» на парковке кампуса. Мне пришлось оставить машину у ближайшей железнодорожной станции, оставшееся время ушло на поиски паркомата.

«Если тебе так уж неймется удрать на другой конец страны, живи, по крайней мере, на кампусе. Надеюсь, у них есть общежитие?» Голос матери ворвался в мои мысли, когда я остановилась перед корпусом естественных наук имени Роберта Бёрда, чтобы отдышаться после восхождения на самый крутой в мире холм.

Я умышленно отказалась от общежития, зная, что мои родители непременно время от времени будут там появляться, докучать наставлениями и разговорами и я бы умерла со стыда перед ни в чем не повинными сокурсниками. Вместо этого я залезла в свои кровно заработанные деньги и сняла апартаменты с двумя спальнями рядом с кампусом.

Морганстены были в бешенстве.

И это доставляло мне особенную радость.

Но сейчас я уже начинала жалеть о своей бунтарской выходке, потому что, когда из удушливой жары августовского утра я нырнула в прохладу кирпичного здания, на часах было уже одиннадцать минут десятого, а кабинет астрономии, куда я так спешила, находился на втором этаже. И почему, черт возьми, я выбрала астрономию?

Может, потому, что от перспективы просидеть еще один год на биологии меня тошнило? Да, точно. В этом была причина.

Взбежав вверх по широкой лестнице, я ворвалась в двойные двери и влетела прямо в кирпичную стену.

Шатаясь, я беспомощно взмахнула руками, словно сбитый уличный регулировщик. Нагруженная учебниками «сумка-почтальонка» соскользнула с плеча, увлекая меня за собой. Волосы рыжей пеленой накрыли мое лицо, заслоняя окружающий мир.

Боже мой, я падала! И ничто не могло этому помешать. Я уже представила себя со сломанной шеей. Меня ожидал настоящий кошмар…

Моя талия вдруг оказалась в жестких тисках, которые и остановили свободное падение. Сумка упала на пол, и из нее посыпались дорогущие книги и ручки. Мои любимые авторучки! Они катились по блестящему паркету. А в следующее мгновение я была прижата к стенке.

И она оказалась на удивление теплой.

Стена ухмыльнулась.

– Тпру! – произнес низкий голос. – Ты жива, милая?

Стена была вовсе не стеной. Это был парень. Мое сердце остановилось, и всего на миг сдавило грудь так, что я не могла ни двигаться, ни соображать. Меня отбросило на пять лет назад. Я оцепенела. Воздух с трудом вырвался из легких, и мурашки пробежали по спине. Мышцы одеревенели.

– Эй, – уже мягче, даже с некоторым беспокойством произнес голос, – ты в порядке?

Я заставила себя сделать глубокий вдох, просто чтобы не задохнуться. Вдох-выдох, вдох-выдох, напомнила я себе. За последние пять лет я, кажется, снова научилась дышать. Я уже была не четырнадцатилетней девчонкой. И жила не там, а здесь, на другом конце страны.

Два пальца взяли меня за подбородок, заставив поднять голову. Дивные голубые глаза в обрамлении густых черных ресниц неотрывно смотрели на меня. Их глубокий цвет, ослепительно-яркий на фоне угольных зрачков, был таким живым и возбуждающим, что на какое-то мгновение я потеряла ощущение реальности.

И тут меня словно током ударило.

Парень держал меня в своих руках. Это было со мной впервые. Тот единственный эпизод из прошлого был не в счет, я предпочла бы забыть его навсегда. Но с этим парнем… я прижималась к нему, прижималась всем телом. Как если бы мы танцевали. Меня обдало жаром, когда я вдохнула легкий аромат одеколона. Вау. Запах был приятным и дорогим, как и его

На меня вдруг накатила злость, сладкое и знакомое чувство, которое всегда помогало побороть панику и смущение. Я в отчаянии уцепилась за него и обрела дар речи:

– Отпусти. Меня. Сейчас же.

Голубые Глаза тотчас убрали руки. Лишившись опоры, я покачнулась и еле удержалась на ногах. Тяжело дыша, словно пробежала пару километров, я откинула с лица волосы и наконец смогла заглянуть в Голубые Глаза.

Боже правый, эти Голубые Глаза…

Вот такие красавцы и толкают девчонок на глупости. Он был высок, на две головы выше меня, широк в плечах, узок в талии. Фигура атлета, пловца. Волнистые черные волосы падали ему на лоб, сливаясь с темными бровями. Широкие скулы и полные, выразительные губы завершали образ, будто созданный для того, чтобы девчонки пускали слюни. И в сочетании с глазами-сапфирами… нет, устоять было невозможно.

Кто мог подумать, что в каком-то захолустном Шефердстауне водятся такие породистые самцы?

И я наткнулась на него. В буквальном смысле. Потрясающе.

– Прошу прощения. Я торопилась на занятия. Опаздываю и…

Уголки его губ чуть дрогнули, когда он опустился на колени и начал собирать мои разбросанные вещи. Я была готова разрыдаться. Слезы уже душили меня. Теперь я точно опоздала, и не могло быть и речи о том, чтобы в первый же день учебы войти в класс и так опозориться. Это был полный провал.

Я нагнулась, чтобы собрать свои авторучки.

– Не обязательно мне помогать.

– Нет проблем. – Он поднял листок бумаги и взглянул на меня. – Астрономия, кабинет 205? Между прочим, я тоже туда направляюсь.

Здорово. Теперь мне весь семестр суждено любоваться парнем, которого я чуть не покалечила.

– Ты опоздал, – запинаясь, пролепетала я. – Мне очень жаль.

Затолкав книги и авторучки в мою сумку, он встал и протянул ее мне.

– Не переживай. – Кривоватая ухмылка появилась на его лице, и стала заметна ямочка, но почему-то только на левой щеке. – Я привык, что девушки сами на меня бросаются.

Я поморщилась, решив, что не расслышала или неправильно поняла голубоглазого красавчика. Ну не мог же он, в самом деле, сморозить такую чушь.

Но я ошиблась, он действительно так сказал, и это было еще не все.

– Правда, никто еще не пытался запрыгнуть на спину. Мне даже понравилось.

Чувствуя, как горят мои щеки, я наконец очнулась.

– Я вовсе не пыталась запрыгнуть тебе на спину. И вообще бросаться на тебя…

– В самом деле? – Кривоватая усмешка никуда не делась. – Тогда вдвойне обидно. Могло бы получиться лучшее в истории начало учебного года.

Я не нашлась с ответом и тупо стояла, прижимая к груди тяжелую сумку. В моем родном городе ребята не флиртовали со мной. В старшей школе большинство из них даже не осмеливалось взглянуть в мою сторону, а те немногие, кто со мной общался, и в мыслях не допускали флирта.

Взгляд Голубых Глаз упал на листок бумаги, оставшийся у него в руке.

– Эвери Морганстен?

Сердце екнуло.

– Как ты узнал мое имя?

Он склонил голову набок и улыбнулся.

– Из твоего расписания.

– О. – Я смахнула растрепавшиеся волосы с разгоряченного лица. Он вернул мне листок с расписанием, и я судорожно стала запихивать его обратно в сумку. Неловкая пауза затянулась, пока я возилась с застежкой.

– Меня зовут Кэмерон Гамильтон, – произнесли Голубые Глаза. – Но все называют меня Кэм.

Кэм. Я мысленно повторила это имя несколько раз, уже влюбляясь в него.

– Спасибо тебе, Кэм.

Он нагнулся и поднял с пола черный рюкзак, который я до сих пор не заметила. Несколько темных завитков упали ему на лоб, и, выпрямившись, он тряхнул головой.

– Ну что, ты готова к нашему торжественному появлению в классе?

Мои ноги приросли к полу, и я не могла пошевелиться, в то время как он повернулся и сделал пару шагов к закрытой двери кабинета 205. Взявшись за ручку двери, он бросил на меня выжидательный взгляд через плечо.

Но я все еще находилась в ступоре. И виной тому была вовсе не встреча с, возможно, самым сексуальным парнем кампуса. Я просто не могла зайти в класс под прицелом устремленных на меня глаз. За последние пять лет мне надоело быть в центре внимания всюду, где бы я ни появилась. На моем лбу выступили предательские капельки пота. Я стала отступать назад, чтобы бежать прочь от классной комнаты и Кэма.

Он повернулся, и его брови взметнулись вверх, а на красивом лице застыло любопытство.

– Ты двигаешься не в ту сторону, милая.

Я могла бы ответить, что уже полжизни двигаюсь не в ту сторону.

– Я не могу.

– Не можешь что? – Он шагнул ко мне.

И тут меня как будто ошпарило. Повернувшись, я рванула так, будто участвовала в гонке за последней во всем мире чашкой кофе. Добежав до этих чертовых двойных дверей, я услышала, как он выкрикивает мое имя, но меня уже было не остановить.

Мое лицо пылало, когда я неслась вниз по лестнице. Задыхаясь, я выскочила на улицу. Ноги двигались по инерции, пока я не рухнула на скамейку в сквере у соседнего здания библиотеки. Раннее утреннее солнце показалось мне слишком ярким, и я крепко зажмурилась.

Черт побери!

Вот я и произвела первое впечатление в новом городе, в университете… в новой жизни. Я переехала за тысячу километров, чтобы начать все заново, но в считаные минуты опять все испортила.

Глава 2

У меня было два варианта: махнуть рукой на провалившуюся попытку начать обучение в новом колледже или пойти домой, забраться в постель и укрыться с головой одеялом. Мне очень хотелось выбрать второе, но тогда это была бы не я.

Если бы моим девизом было бежать и прятаться, я бы не выжила в старших классах.

Я машинально потянулась к левому запястью и коснулась широкого серебряного браслета, убедившись, что он на месте. А ведь старшая школа могла стать последним этапом моего существования.

С родителями случился припадок, когда я сообщила им о своих планах отправиться в университет за тридевять земель от дома. Если бы речь шла о Гарварде, Йеле или колледже Свит Брайар, они бы с радостью поддержали мою идею. Но университет не из «Лиги плюща»?[?] Позор. Они просто не могли понять. И так и не поняли. Ни за что на свете я бы не стала учиться там, где учились они сами, или подавать заявление туда, куда силой заталкивали своих отпрысков половина жителей нашего города.

Мне хотелось уехать подальше от привычных глумливых насмешек и шепотков, едких, как кислота. Уехать туда, где еще не слышали мою историю или ее версии, обрастающие все новыми подробностями; чтобы уже и самой забыть о том, что произошло в ночь на Хэллоуин пять лет назад.

Здесь до меня никому не было дела. Меня никто не знал. Никто ни о чем не подозревал. И даже не догадывался о том, что скрывает браслет в теплые летние дни, когда рубашка с длинным рукавом уже не спасает.

Переезд сюда был моим решением, и оно было правильным.

Родители грозились перекрыть мне доступ к трастовому фонду, что меня только позабавило. У меня были собственные деньги, которыми я могла распоряжаться единолично, как только мне исполнилось восемнадцать. Деньги, которые я заработала. В общем, родителей я снова разочаровала, но если бы я осталась в Техасе, то, наверное, меня бы уже не было в живых.

Взглянув на часы на дисплее мобильника, я оторвалась от скамейки и перекинула сумку через плечо. На историю я уж точно могла прийти вовремя.

Корпус общественных наук стоял у подножия холма, на который я только что взобралась. Я пересекла забитую машинами улицу и смешалась с толпой студентов: парочки, группки – многие, очевидно, знали друг друга. Но я не чувствовала себя аутсайдером, а радовалась невероятному ощущению свободы. Так приятно было оставаться незнакомкой.

Выбросив из головы мысли о своем эпохальном утреннем провале, я зашла в корпус Уайтхолл и поднялась по лестнице. В коридоре наверху было многолюдно: студенты ждали, пока освободятся аудитории. Я пробралась сквозь толчею из гогочущих компаний, избегая столкновения с теми, кто еще не успел за первый урок проснуться. Отыскав свободное местечко напротив своего класса, я села у стенки, скрестила ноги и потерла руками о джинсы, предвкушая начало занятий по этому предмету. Большинство моих сокурсников извелось бы от скуки в кабинете 101, но для меня история была первым предметом по выбранной специальности.

И если бы мне повезло, то через пять лет я бы могла работать в тихом и прохладном музее или библиотеке, составляя каталоги древних текстов и артефактов. Конечно, не самая гламурная профессия, зато идеальная для меня.

Во всяком случае, она казалась мне лучше карьеры профессиональной танцовщицы в Нью-Йорке, о которой я когда-то мечтала.

Это еще одно разочарование моей мамы. Когда мне исполнилось четырнадцать, выяснилось, что масса денег на уроки балета, которым я занималась, едва научившись ходить, была потрачена впустую. Признаюсь, я скучала по танцам, их успокаивающему эффекту, но уже не могла себя заставить вернуться в танцкласс.

– Девушка, что это вы уселись на пол?

Я подняла голову и просияла, увидев широкую лучезарную улыбку на смуглом, красивом лице Джейкоба Мэсси. Мы с ним подружились на собрании первокурсников на прошлой неделе, и в его расписании тоже была история, а еще искусствоведение по вторникам и четвергам. Мне сразу пришлись по душе его искренность и дружелюбие.

Я бросила взгляд на его дорогие джинсы, узнавая дизайнерский крой.

– Здесь удобно. Присоединяйся.

– Ни за что. Не хочу запачкать свою красивую задницу, сидя на грязном полу, – усмехнулся он и встал рядом, опираясь спиной о стену. – Постой-ка. А с чего вдруг ты уже здесь? Мне казалось, что у тебя первый класс в девять.

– Ты что, помнишь? – На прошлой неделе у нас особо и времени не было сравнить свои расписания.

– У меня поразительная память на совершенно бесполезные вещи, – подмигнул мне Джейкоб.

Я рассмеялась:

– Буду знать.

– Так ты что же, уже сачкуешь? Ай-ай-ай.

Смутившись, я покачала головой.

– Я опаздывала, а заходить в класс после начала занятий ненавижу, так что, наверное, начну со среды, если совсем не откажусь от этих классов.

– Как это «откажусь»? Не дури. Астрономия – это же самый крутой курс. Я бы и сам пошел, если бы эти чертовы старшекурсники не заняли все места.

– Но ты хотя бы не мчался на астрономию так, что едва не укокошил парня с этого крутого курса.

– Что? – Его темные глаза зажглись интересом, и он даже присел на корточки. Но тут кто-то отвлек его внимание. – Погоди-ка, Эвери. – Он выпрямился и помахал рукой: – Эй! Бриттани. Давай сюда!

Невысокая блондинка резко остановилась посреди коридора и обернулась. Ее щеки вспыхнули, но она улыбнулась, увидев Джейкоба, и поспешила в нашу сторону.

– Бриттани, это Эвери. – Джейкоб сиял. – Эвери, это Бриттани. Поздоровайтесь.

– Привет, – сказала Бриттани, сделав приветственный жест.

Я помахала в ответ.

– Привет.

– Эвери собирается рассказать нам, как она чуть не убила парня в коридоре. Я подумал, что тебе тоже будет интересно послушать.

Я поморщилась, но любопытство в карих глазах Бриттани меня вдохновило.

– Не тяни, – кивнула она.

– Ну, я не то чтобы убила кого-то, – вздохнула я. – Но была близка к этому, и мне даже стыдно рассказывать.

– Так в этом-то ведь и самое интересное! – выпалил Джейкоб, опускаясь на колени.

Бриттани рассмеялась.

– Это верно.

– Выкладывай, сестренка.

Я откинула волосы назад и понизила голос, чтобы окружающие не стали свидетелями моего унижения.

– Я опаздывала на астрономию и неслась как угорелая, даже не глядя по сторонам. И на втором этаже, влетев в двери, врезалась прямо в этого бедного парня.

– Ой! – Бриттани сочувственно посмотрела на меня.

– Да, я чуть не сбила его с ног. Моя сумка полетела на пол, книги и ручки рассыпались. Это была настоящая катастрофа.

В глазах Джейкоба заплясали веселые чертики.

– Он был хорош собой?

– Что?

– Он хорош собой? – повторил он, приглаживая рукой свои коротко остриженные волосы. – Потому что, если он – красавчик, из этого могла бы получиться блестящая любовная история. Скажем, вы оба влюбились по уши, и ты бы рассказывала всем, как подцепила его первой.

– Боже. – Я почувствовала, как растекается тепло по моим щекам. – Да, он действительно был симпатичный.

– О, не-ет, – протянула Бриттани, похоже, прочувствовав всю глубину моих переживаний. Наверное, только девушка могла бы оценить щекотливость такой ситуации, потому что Джейкоба мой рассказ лишь раззадорил.

– Давай рассказывай, как выглядел этот роковой красавец. В таком деле важны любые мелочи.

Мне совсем не хотелось откровенничать, потому что при одной только мысли о Кэме я испытывала дрожь.

– Э-э… ну, он был очень высокий и хорошо сложен.

– Как ты догадалась, что он хорошо сложен? Ты что, успела его пощупать?

Я засмеялась, а Бриттани покачала головой.

– Серьезно, я влетела прямо в него, Джейкоб. И он поймал меня. Я не ощупывала его, но мне показалось, что у него атлетическое тело. – Я пожала плечами. – Ну, что еще… у него темные волнистые волосы. Длиннее, чем у тебя, слегка растрепанные, но…

– Черт возьми, детка, если ты с такой истомой описываешь его волосы, мне самому хочется налететь на этого парня.

Бриттани хихикнула.

– Мне нравятся такие волосы.

Я испугалась, что мое пылающее лицо выдает меня с головой.

– Да, он действительно хорош собой, и глаза такие голубые, как будто…

– Постой-ка. – Бриттани ахнула, и на ее лице застыло удивление. – У него такие голубые глаза, что кажутся ненастоящими? И от него потрясающе пахнет? Я знаю, звучит жутковато и странно, но просто ответь.

Это действительно прозвучало жутковато и странно, а еще очень смешно.

– «Да» на оба вопроса.

– Блин. – Бриттани расхохоталась. – Ты узнала его имя?

Я уже заволновалась, потому что по лицу Джейкоба тоже пробежала тень догадки.

– Да, а почему ты спрашиваешь?

Бриттани подтолкнула Джейкоба локтем и сказала, понизив голос:

– Это был Кэмерон Гамильтон?

У меня отвисла челюсть.

– Так и есть! – воскликнула Бриттани. – Ты налетела на Кэмерона Гамильтона?

Джейкоб не улыбался. Он просто смотрел на меня… с благоговейным трепетом? Или мне показалось?

– Как же я тебе завидую. Готов отдать свое левое яичко за счастье побывать в объятиях Кэмерона Гамильтона.

Я чуть не поперхнулась от смеха.

– Вау. Серьезное заявление.

– Кэмерон Гамильтон – это серьезно, Эвери. Ты просто этого не знаешь, ведь ты новенькая, – сказал Джейкоб.

– Но ты тоже первокурсник. Откуда тебе знать о нем? – спросила я, потому что Кэм выглядел гораздо старше. Он должен был учиться по крайней мере на втором курсе.

– Все в кампусе его знают, – ответил он.

– Но ты еще и недели не прожил в кампусе!

Джейкоб усмехнулся.

– Не забывай, я же общительный.

Я засмеялась, качая головой.

– Все равно не понимаю. Да, он… красавчик, и что с того?

– Мы с Кэмероном из одной школы, – объяснила Бриттани, оглянувшись вокруг. – Я имею в виду, что он был на два года старше меня, но в школе все сходили по нему с ума. Хотели быть в его тусовке или встречаться с ним. Здесь та же картина.

Любопытство взяло во мне верх, и слова Бриттани напомнили кое-кого из моих знакомых.

– Так, выходит, вы с ним местные?

– Нет. Мы из Моргантауна, район Форт-Хилл. Не знаю, почему он выбрал эту дыру вместо Университета Западной Вирджинии, но я-то просто хотела вырваться из родного города, надоели одни и те же рожи.

Это я как раз могла понять.

– Как бы то ни было, Кэмерон – личность на нашем кампусе известная. – Джейкоб хлопнул в ладоши. – Живет он в городе и, как говорят, закатывает отличные вечеринки, а еще…

– У него была дурная репутация еще в школе, – перебила его Бриттани. – Кстати, заслуженная. Ты только не подумай чего. Кэмерон всегда был очень крутым парнем. Приятным и веселым. Правда, ходили слухи, что он замешан в какой-то неприятной истории. Потом вроде все улеглось, но, как говорится, горбатого могила исправит…

– Ладно. – Я затеребила свой браслет. – Все это очень интересно, но не имеет никакого значения. То есть я хочу сказать, что просто столкнулась с ним в коридоре. И это все, что мне известно о Кэме.

– Кэме? – Бриттани прищурилась.

– Да? – Я вскочила на ноги и схватила свою сумку. Двери аудитории вот-вот должны были открыться.

Бриттани удивленно вскинула брови.

– Для людей малознакомых он – Кэмерон. Только друзья называют его Кэмом.

– О. – Я нахмурилась. – Он сказал мне, что для всех он – Кэм, поэтому я решила, что это обычное дело.

Бриттани замолчала, а я, честно говоря, не поняла, в чем проблема. Кэм или Кэмерон – какая разница? Я лишь проявила вежливость по отношению к этому парню. А то, что он был образумившимся плейбоем, ровным счетом ничего для меня не значило. Разве что служило предостережением держаться от него подальше.

Двери класса распахнулись, и студенты высыпали в коридор. Мы подождали, пока толпа рассосется, и зашли в аудиторию, заняв три места в заднем ряду. Джейкоба мы усадили посередине. Когда я достала из сумки свой увесистый гроссбух для записей сразу по пяти предметам, парень схватил меня за руку.

Его озорной взгляд был исполнен притворного страдания.