Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Постапокалипсис
Показать все книги автора:
 

«Огненный мститель», Брендон Сандерсон

Натану Гудричу, моему дорогому другу, которому хватило терпения читать мои книги, когда те были еще совсем беспомощными

Пролог

Я видел, как взошла Напасть.

Мне тогда было шесть. До сих пор помню, как стоял ночью на балконе, а рядом тарахтел старый кондиционер и заглушал плач отца. С давно отработавшего свое аппарата стекала вода, словно капли пота со лба самоубийцы, собравшегося прыгнуть с крыши многоэтажки. Неисправный кондиционер выдувал воздух, но ничего не охлаждал. Мама часто его выключала, но после ее смерти отец перестал это делать, утверждая, будто так ему прохладнее.

Вынув изо рта леденец, я смотрел, прищурившись, на странный красный свет, поднимавшийся над горизонтом, словно новая звезда. Вот только мне еще ни разу не приходилось видеть столь яркую или столь красную, почти кровавую, звезду, похожую на рану от пули в самой небесной тверди.

В ту ночь Напасть окутала весь город странным теплым сиянием. Не обращая внимания на тающий в руке леденец, я наблюдал за восходом Напасти от начала до конца.

А потом раздался крик.

Часть первая

1

– Дэвид? – послышалось в моем наушнике.

Я тряхнул головой, прогоняя воспоминания. В небе надо мной все так же висела Напасть, но с ее восхода прошло тринадцать лет. Я больше не был мальчишкой, который жил вместе с отцом, не был даже сиротой, работавшим на оружейной фабрике на нижних улицах.

Я был мстителем.

– Слушаю, – ответил я, забрасывая винтовку на плечо и идя по крыше. Была ночь, и я видел, как свет Напасти отбрасывает красное сияние на все вокруг, хотя она никогда больше не выглядела столь яркой, как в тот первый вечер.

Передо мной простирался центр Ньюкаго, на каждой поверхности которого отражались звезды. Здесь все было стальным, словно киборг из будущего с содранной кожей. Вот только киборг этот не был убийцей – и вообще живым.

«Треск, – подумал я, – никак мне не даются эти метафоры».

После смерти Стального Сердца мы вернули себе верхние улицы Ньюкаго, в том числе многие удобства, которыми раньше могла пользоваться только элита. Я мог каждый день принимать душ в собственной ванной. Собственно, я даже не знал толком, что делать с подобной роскошью. Одно хорошо – теперь от меня хотя бы не воняло.

Ньюкаго наконец стал свободным.

И моя работа заключалась в том, чтобы он оставался таковым и впредь.

– Ничего не вижу, – прошептал я, приседая у края крыши. Наушник соединялся по беспроводной связи с моим мобильником. Встроенная в наушник маленькая камера позволяла Тиа видеть то же, что и я, а чувствительности наушника вполне хватало, чтобы улавливать мой голос, даже когда я говорил очень тихо.

– Продолжай наблюдать, – ответила Тиа. – Коди сообщает, что Проф и наша цель направляются в твою сторону.

– Тут все тихо, – прошептал я. – Ты уверена?..

Крыша рядом со мной взорвалась. Вскрикнув, я перекатился назад. Все здание содрогнулось, надо мной просвистели обломки металла. Вот напасть!

– Треск! – заорал по связи Коди. – Она меня обошла, парень. Идет к тебе с севера…

Голос его потонул в грохоте очередного, выпущенного снизу сгустка энергии, который оторвал край крыши рядом с тем местом, где прятался я.

– Беги! – крикнула Тиа.

Можно подумать, я нуждался в ее наставлениях. Я сорвался с места. Справа от меня материализовалась женская фигура в черном комбинезоне, теннисных туфлях, маске, как у ниндзя, и длинном черном плаще. Некоторые эпики вживались в роль обладающих «нечеловеческими способностями» сильнее прочих. Если честно, выглядела она довольно смешно, несмотря на исходившее от нее слабое голубоватое свечение и треск распространявшейся по ее телу энергии.

Стоило этой женщине-эпику чего-либо коснуться, она превращалась в поток энергии и могла пройти препятствие насквозь. Не настоящая телепортация, но близко к тому – и чем более проводящим являлось вещество, тем дальше она могла в нем перемещаться, так что город из стали был для нее настоящим раем. Удивительно, что ей потребовалось так много времени, чтобы сюда добраться.

Помимо телепортации, способности делали ее неуязвимой против большинства видов оружия. Она славилась своими световыми шоу – мне всегда хотелось посмотреть на нее в деле, но не со столь близкого расстояния.

– Меняем план! – приказала Тиа. – Проф? Джон! Где ты? Абрахам?

Я слышал ее вполуха – мимо с треском пронесся сгусток энергии. Резко затормозив, я метнулся в другую сторону, едва увернувшись от второго сгустка, который ударился о крышу. Последовал еще один взрыв, и я споткнулся, почувствовав, как спину оцарапали металлические осколки, и повалился вниз.

Падать далеко не пришлось – ноги ударились о балкон пентхауса. С отчаянно бьющимся сердцем я метнулся внутрь. По другую сторону двери стоял кулер. Открыв крышку, я пошарил под ней, стараясь сохранять спокойствие.

Поляризация появилась в Ньюкаго в начале недели и сразу же начала убивать – первых встречных, без какой-либо цели, как и Стальное Сердце в начале своего правления. Затем она обратилась к гражданам с призывом выдать мстителей, чтобы поступить с нами по справедливости.

Эпики имели весьма извращенное представление о справедливости. Они убивали кого хотели, и попытка их остановить воспринималась ими как глубочайшее оскорбление. Что ж, вскоре ей предстояло испытать это на себе. Пока что наш план по ее уничтожению не слишком удавался, но мы были мстителями, готовыми к любой неожиданности.

Я достал из кулера баллон с жидкостью.

«Надеюсь, сработает», – подумал я.

Мы с Тиа уже несколько дней обсуждали слабое место Поляризации. Оно имелось у каждого эпика, по крайней мере одно, и часто носило случайный характер. Требовалось изучить историю того или иного эпика и выяснить, чего он избегал, какое вещество или ситуация могли свести на нет его способности.

Этот баллон из кулера, по всей видимости, и был слабым местом Поляризации. Я повернулся, держа в одной руке баллон, а в другой винтовку, и уставился на дверь, ожидая, когда эпик до меня доберется.

– Дэвид? – спросила в наушнике Тиа.

– Да? – с тревогой прошептал я, готовясь швырнуть баллон.

– Почему ты следишь за балконом?

Почему я…

Ну конечно! Поляризация ведь могла проходить сквозь стены.

Чувствуя себя идиотом, я отскочил назад, и в то же мгновение сквозь потолок провалилась Поляризация, испуская легкое жужжание. Упав на одно колено на пол, она вытянула вперед руку, в которой начал образовываться сгусток энергии.

Не чувствуя ничего, кроме прилива адреналина, я метнул в нее баллон. Он ударил Поляризацию прямо в грудь, и энергетический сгусток, зашипев, исчез. Пол и стены вокруг нее обрызгала красная жидкость – не кровь, а всего лишь «Юпи», растворимый фруктовый напиток. Его вкус я помнил с детства.

Именно в нем заключалась ее слабость.

Чувствуя, как отчаянно колотится в груди сердце, я снял с плеча винтовку. Грохот выстрела в замкнутом пространстве почти полностью оглушил меня, но я послал пулю прямо в лицо Поляризации.

Пуля взорвалась, не долетев до цели.

Несмотря на «Юпи», защита Поляризации сработала.

Она посмотрела на меня, и ее электрическое сияние вновь ожило, став еще мощнее и опаснее. Оно осветило комнату, словно пирог с начинкой из динамита.

Ой…

2

Я едва успел выскочить в коридор, когда за моей спиной взорвалась дверь. Меня швырнуло лицом о стену, и я услышал хруст.

С одной стороны, я облегченно вздохнул. Хруст означал, что Проф жив, – его способности эпика обеспечивали меня защитным полем. С другой стороны, меня преследовала злобная разъяренная машина для убийства.

Оттолкнувшись от стены, я помчался по стальному коридору, освещая путь закрепленным на руке мобильником.

«Канатка, – лихорадочно подумал я. – В какой она стороне? Кажется, правее».

– Я нашел Профа, – послышался в ухе голос Абрахама. – Его окружило каким-то энергетическим пузырем, и ему это сильно не нравится.

– Облей его «Юпи», – тяжело дыша, ответил я, ныряя в боковой проход. Коридор за моей спиной разлетелся на куски.

Треск, ну и разозлилась же она!

– Отменяю операцию, – сказала Тиа. – Коди, снижайся и забирай Дэвида.

– Принято, – ответил Коди, и у меня в ухе раздалось едва слышное стрекотание роторов вертолета.

– Тиа, нет! – возразил я, входя в комнату. Забросив винтовку на плечо, я схватил заполненный баллонами с водой рюкзак.

– План разваливается, – сказала Тиа. – Решает Проф, а не ты, Дэвид. К тому же ты только что подтвердил, что баллоны против нее не действуют.

Я достал баллон и повернулся, дожидаясь, когда электрический разряд на одной из стен объявит о приближении Поляризации. Она появилась секунду спустя, и я швырнул в нее баллон. Выругавшись, она отскочила в сторону, и красная жидкость забрызгала всю стену.

Я бросился в спальню, к балкону.

– Она боится «Юпи», – сказал я. – Мой первый баллон обезвредил сгусток энергии. Мы правильно определили ее слабое место.

– Но она все равно остановила твою пулю.

Верно. Я выскочил на балкон, высматривая трос.

Его там не оказалось.

В наушнике послышалось ругательство Тиа.

– Куда ты бежал? Канатка двумя квартирами выше, слонц!

Треск! В свою защиту я мог сказать лишь одно: когда все вокруг сделано из стали, коридоры и комнаты выглядят очень похоже.

Стрекот вертолета приближался. Коди был уже почти на месте.

Заскрежетав зубами, я вскочил на ограждение и прыгнул вверх. Ухватившись за ограждение балкона этажом выше, я подтянулся с винтовкой на одном плече и рюкзаком на другом.

– Дэвид… – сказала Тиа.

– Главная ловушка еще работает? – спросил я, карабкаясь через несколько превратившихся в сталь стульев. Добравшись до другого конца балкона, я вскочил на ограждение. – Воспринимаю молчание как «да», – сказал я и прыгнул.

Тяжело ударившись о стальную решетку очередного балкона, я схватился за прутья и взглянул вниз. Меня отделяло от земли двенадцать этажей. Подавив страх, я с усилием подтянулся.

За моей спиной Поляризация выглянула на балкон, где я был несколько секунд назад. Я все-таки ее напугал, с одной стороны, хорошо, а с другой – плохо. Для следующей части нашего плана требовалось, чтобы она вела себя безрассудно. А это, увы, означало, что ее нужно было спровоцировать.

Выбравшись на балкон, я нашарил баллон с «Юпи» и кинул в ее сторону. Затем, даже не оглянувшись, чтобы посмотреть, попал ли баллон в цель, я вскочил на ограждение, ухватился за петлю канатки и оттолкнулся.

Балкон взорвался.

К счастью, трос крепился к крыше, а не к самому балкону и остался натянутым. Рядом со мной просвистели капли расплавленного металла. Я мчался по тросу, набирая скорость, – куда быстрее, чем я ожидал. Небоскребы проносились по обе стороны от меня, сливаясь в размытую линию. Мне показалось, будто я падаю.

Я вскрикнул – отчасти от страха, отчасти от восторга, – когда ноги ударились о землю, и покатился по улице.

– Ого, – пробормотал я, приподнимаясь. Город вокруг кружился, словно накренившаяся юла. Плечо болело. Я слышал хруст при ударе, но негромкий – защитное поле, которым наделил меня Проф, иссякало.

– Дэвид? – спросила Тиа. – Треск! Один из зарядов Поляризации перерезал трос. Вот почему ты упал.

– Баллон сработал, – послышался по связи еще один голос, хриплый, но уверенный. Проф. – Я выбрался. Не мог связаться раньше – энергетический пузырь блокировал сигнал.

– Джон, – сказала ему Тиа, – ты не должен был с ней сражаться.

– Так уж вышло, – бросил Проф. – Дэвид, ты живой?

– Более-менее, – ответил я, с трудом вставая и подбирая рюкзак, насквозь пропитавшийся красной жидкостью. – Хотя насчет баллонов не уверен. Похоже, есть жертвы.

Проф что-то неразборчиво проворчал.

– Справишься, Дэвид?

– Да, – твердо ответил я.

– Тогда беги к главной ловушке.

– Джон, – сказала Тиа. – Если ты выбрался…

– Поляризация меня проигнорировала, – ответил Проф. – Так же как и Митоз в прошлый раз. Они не хотят сражаться со мной, им нужны вы. Нужно уничтожить ее, пока она не добралась до всей команды. Помнишь дорогу, Дэвид?

– Конечно, – сказал я, нашаривая винтовку.

Та лежала рядом с расколотым пополам прикладом. Треск! Похоже, предохранитель я тоже сломал. Вряд ли мне придется в ближайшее время из нее стрелять. Я проверил пистолет в кобуре на бедре – вроде в порядке. Что ж, сойдет и пистолет, хотя я терпеть их не мог.

– Судя по вспышкам в окнах, – сообщил из вертолета Коди, – она телепортируется вдоль внешней стены в сторону земли. Она гонится за тобой, Дэвид.

– Не нравится мне это, – заметила Тиа. – Думаю, нужно дать отбой.

– Дэвид считает, что справится, – возразил Проф. – А я ему верю.

Несмотря на грозящую мне опасность, я улыбнулся. До того как вступил в ряды мстителей, я даже не представлял, насколько одинокой была моя жизнь. Но теперь, слыша такие слова…

Что ж – приятно, ничего не скажешь. Действительно приятно.

– Я буду приманкой, – ответил я по связи, шаря в рюкзаке в поисках уцелевших баллонов. Осталось только два. – Тиа, выводи свои войска на позицию.

– Принято, – с неохотой проговорила она.

Я двинулся вниз по улице. В свете свисавших со старых фонарных столбов ламп я заметил в окнах чьи-то лица. В окнах не было стекол, только старомодные деревянные ставни, которые сделали и поставили мы.

Убив Стальное Сердце, мстители, по сути, объявили эпикам войну. Некоторые жители Ньюкаго бежали, опасаясь возмездия, но большинство остались, и к ним присоединились люди из других городов. За несколько месяцев, прошедших с падения Стального Сердца, население Ньюкаго увеличилось почти вдвое.

Я кивнул наблюдавшим за мной из окон, не став загонять их внутрь ради их же безопасности. Мы, мстители, были их защитниками – но когда-нибудь этим людям придется самим противостоять эпикам. Я хотел, чтобы они видели, как это делаем мы.

– Коди, видишь ее? – спросил я в мобильник.

– Нет, – ответил Коди. – Она может появиться в любой момент…

Над головой пролетел вертолет. Охранка – полицейские силы Стального Сердца – теперь перешла на нашу сторону. Я до сих пор точно не знал, как к этому относиться: в свое время охранка несколько раз пыталась меня убить.

Собственно, именно они убили Меган – хотя потом она, скажем так… вернулась. Я нащупал в кобуре пистолет. Когда-то он принадлежал ей.

– Занимаю позицию вместе с войсками, – сказал Абрахам.

– Дэвид? Видишь Поляризацию? – спросила Тиа.

– Нет, – ответил я, вглядываясь в пустынную улицу. Безлюдный, освещенный лишь несколькими одинокими фонарями, город выглядел почти так же, как в дни правления Стального Сердца, – пустой и темный. Где же Поляризация?

«Она может проходить сквозь стены, – подумал я. – Как бы я поступил на ее месте?»

У нас имелись тензоры, позволявшие прокладывать туннели практически через что угодно. Потом оказалось, что под этой технологией Проф скрывал еще одну свою способность… И все же как бы я сейчас поступил, будь у меня тензор?

Ответ был очевиден. Я бы ушел под землю.

Поляризация была где-то подо мной.

3

– Она ушла на нижние улицы! – сказал я, доставая один из двух оставшихся баллонов с водой. – Наверняка вынырнет где-то неподалеку, чтобы застать меня врасплох.

Едва я успел договорить, вдоль улицы сверкнула молния, и из-под земли выросла светящаяся фигура.

Швырнув в нее баллон с «Юпи», я бросился бежать.

Послышался хлопок, затем ругательство. Поляризация не выстрелила в меня сгустком энергии, пытаясь поджарить, и я предположил, что все-таки в нее попал.

– Я уничтожу тебя, человечишка! – завопила мне вслед Поляризация. – Разорву тебя на куски, словно ураган туалетную бумагу!

– Ух ты, – пробормотал я, добежав до перекрестка и прячась за старым почтовым ящиком.

– Что? – спросила Тиа.

– Отличная метафора.

Я оглянулся на Поляризацию. Она шагала по улице, и от нее тянулись линии электрических разрядов – к земле, к ближайшим столбам, к стенам зданий. Ничего себе мощность! Наверное, так же выглядел бы Эдмунд Сенс, или Конденсатор, – добродушный эпик, снабжавший Ньюкаго электроэнергией, – если бы не дарил все время свои способности другим.

– Не могу поверить, – заорала она, – что ты убил Стальное Сердце!

«То же самое говорил Митоз», – подумал я. Еще один эпик, недавно появившийся в Ньюкаго. Они не могли смириться с тем, что один из самых могущественных эпиков пал от рук обычных людей.

Поляризация выглядела величественно – вся в черном, в развевающемся плаще, окутанная электрическими искрами и вспышками. Увы, ее облик меня нисколько не интересовал. Мне нужно было, чтобы она разозлилась. Из-за близлежащего здания выбирались несколько солдат охранки со штурмовыми винтовками за спиной и баллонами с «Юпи» в руках. Я махнул в сторону переулка. Кивнув, они отошли и затаились.

Пришло время подразнить эпика.

– Я убил не только Стальное Сердце! – крикнул я. – Я убил десятки эпиков. И тебя тоже убью!

В почтовый ящик ударил энергетический заряд. Я пригнулся, прячась за зданием, и еще один заряд ударил в землю в нескольких дюймах от меня. Я коснулся земли, и меня ударило током. Выругавшись, я прижался спиной к стене и потряс рукой. Затем выглянул из-за угла и заметил, что Поляризация бежит ко мне.

Здорово! Но вместе с тем жутковато.

Я метнулся к двери на другой стороне улицы, рывком открыл ее и вбежал в здание в тот самый момент, когда Поляризация выскочила из-за угла.

Внутри, посреди бывшего автосалона, была расчищена дорожка. Я побежал прямо по ней, и Поляризация последовала за мной, пройдя сквозь стену.

Я мчался по помещениям автосалона, следуя ранее составленному плану.

Направо, нырнуть в ту комнату.

Налево по коридору.

Опять направо.

Поляризация следовала за мной по пятам, проходя сквозь стены со вспышками света.

Я ни разу не дал ей возможности как следует прицелиться. Отлично. Она…

Она начала отставать.

Я остановился возле двери в задней части здания, выходившей наружу.

Поляризация больше меня не преследовала. Она стояла в конце длинного коридора, ведшего к моей двери, в окружении проскакивавших между ней и стальными стенами электрических разрядов.

– Тиа, видишь? – прошептал я.

– Угу. Похоже, что-то ее испугало.

Я глубоко вздохнул. Далеко не идеальный вариант, но…

– Абрахам, – прошептал я, – выводи солдат. Полномасштабная атака.

– Даю добро, – сказал Проф.

Ждавшие в засаде солдаты охранки ворвались в автосалон. Другие с грохотом сбежали по лестницам сверху. Оглянувшись, Поляризация увидела входящих в коридор двоих солдат в полном снаряжении, в шлемах и футуристической броне. Картину слегка нарушили лишь брошенные ими баллоны с ярко-оранжевой водой.

Поляризация коснулась ладонью стены рядом с собой, трансформировалась в электричество и исчезла, слившись со сталью. Баллоны разбились, и оранжевая жидкость растеклась по полу коридора.

Вновь появившись в коридоре, Поляризация выпустила несколько сгустков энергии в двоих солдат. Я крепко зажмурился, но все равно отчетливо слышал их крики.

– И это все, на что вы способны, мерзкие мстители? – воскликнула Поляризация, когда появились новые солдаты, бросая в нее баллоны с водой. Доставая пистолет, я увидел, как Поляризация проваливается сквозь пол.

Она появилась позади них, и солдаты закричали, сжигаемые электроразрядом. Я заскрежетал зубами. Если они останутся живы, Проф сумеет исцелить их.

– Баллоны не действуют, – сказала Тиа.

– Действуют, – прошипел я, глядя, как один из них ударяет в Поляризацию, ослабляя ее мощь. Я выстрелил, и тут же выстрелили трое солдат охранки, расположившиеся напротив меня в дальнем конце коридора.

Все четыре пули попали в цель, но их все уничтожило ее энергетическое поле. Баллоны действовали, просто их мощности не хватало.

– Всем группам с южной стороны отойти, – послышался голос Абрахама. – Немедленно.

Я выглянул из-за двери, и в то же мгновение здание сотряслось от ударов множества пуль. Абрахам, занявший позицию позади снайперов охранки в дальнем конце коридора, разряжал магазин своей гравитонной мини-винтовки ХМ380.

Схватив мобильник, я подключился к картинке с видеокамеры Абрахама, увидев происходящее его глазами: вспышки выстрелов в темноте, искры от ударявшихся о стены коридора пуль. Те из них, что достигали Поляризации, все так же уничтожало или отражало ее энергетическое поле. Несколько человек за спиной Абрахама бросали баллон за баллоном. Этажом выше солдаты открыли люк в потолке и вылили в него ведро «Юпи».

Поляризация отскочила в сторону, пятясь от разбрызгивающейся по полу жидкости. Она явно боялась «Юпи», но тот действовал не в полной мере. Считалось, что слабое место эпика полностью сводит на нет его способности, но этого не происходило.

И кажется, я знал почему.

Поляризация выпустила целый поток сгустков энергии в Абрахама и остальных. Выругавшись, Абрахам упал, но защитное поле, которым одарил его Проф под видом куртки с силовой защитой, спасло его и прикрыло стоявших позади. По связи послышались стоны, хотя ничего не было видно. Я выключил видео.

– Вы ничтожества! – крикнула Поляризация.

Закрепив мобильник на руке, я шагнул назад в коридор, успев увидеть, как она посылает энергетическую волну вверх сквозь потолок. Раздались крики.

Взвесив в руке последний баллон с водой, я швырнул его в Поляризацию. Он разорвался за ее спиной.

Поляризация развернулась ко мне. Треск! Высший эпик во всей красе, сияющий в облаке энергии… Стоило ли удивляться, что эти существа считали себя чуть ли не богами?

Плюнув ей под ноги, я повернулся и выбежал через заднюю дверь. Она последовала за мной, что-то крича.

– Приготовиться группам наверху, на Хэйвен-стрит, – раздался в ухе голос Тиа.